?

Log in

Падмовский отчет - наконец полностью - Археология воспоминания [entries|archive|friends|userinfo]
Археология воспоминания

[ website | My Website ]
[ userinfo | livejournal userinfo ]
[ archive | journal archive ]

Падмовский отчет - наконец полностью [Aug. 15th, 2006|03:19 pm]
Археология воспоминания

archeology06

[nestervoza]
Итак, сегодня, 15 августа, День археолога. Пожалуй, самое время написать о поездке на ролевую игру «Археология».
Итак, сегодня, 15 августа, День археолога. Пожалуй, самое время написать о поездке на ролевую игру «Археология».
Наш вдохновитель на многие проказы – дорогая и любимая Ксю – по серьезным причинам поехать с нами не смогла. И этот факт, конечно, изрядной ложкой дегтя портил настроение. Но мы таки собрались, даже ничего не забыли, взяли пива, сели в поезд и часов до двух ночи трещали обо всем на свете. Рюкзаки особой тяжести не представляли, стен, фанеры, тента и прочего строительного добра мы в этот раз не везли. Зато везли скрипку!
Забавно было то, что придя на вокзал четко ко времени начала посадки, мы увидели всего один вагон! Посмеялись, как будем все туда запихиваться, начало многообещающее, но поезд все же подали, прицепили к тому вагону с одной стороны состав, с другой локомотив, мы погрузились и поехали.
Проснулась я около 6 утра, как раз когда поезд проезжал мимо станции Войбокал (как мне потом пояснили, последняя буква скорее всего была оторвана, а местечко называется Войбокало). Но тогда я этого не знала, и название мне страшно понравилось, показалось каким-то символичным. Представилось почему-то длинное помещение с закопченым потолком и бородатые селяне, поднимающие бокалы с застольным кличем «Вой!». И я решила, что все должно сложиться.
Ну дальше все как обычно, с одного вокзала на другой, на электричку и в Петяярви. Как и обещали, нас встретили, Кабал и Хиус, и вещи помогли донести, и ответили на вопросы, которые возникли ввиду отсутствия нас на стрелках.
По дороге на полигон я неединожды поймала себя на том, что автоматически приглядываю материалы для строяка, забывая, что он нам не надобен, Не люблю слово «жадность», люблю слово «домовитость», хе-хе.
А на полигоне уже масса всего была сделано, построена деревня и храмы, вырыт чудный колодец в деревне, откуда всю игру можно было пить родниковую воду.
Еще потряс настоящий туалет, сделанный, видимо, все же давненько, для туристов. Туристы, кстати, тоже были неподалеку, периодически прогуливаясь рядом и поглядывая на наши действа, уж не знаю с какими мыслями.
Неровная местность – горушки, горушки – придавали ландшафту приятное разнообразие. Наш британский лагерь стоял почти на краю обрыва, где внизу протекала симпатичная речка. В лагере имелся даже офицерский клуб, где британцы собирались играть в карты и обсуждать находки. Правда, обсуждение чаще велось все же вокруг костра.
Обустроились, покушали и отправились искать место, где нужна наша помощь. Сначала помогли с резкой овощей, за какую заслугу нам предложили помогать и поиграть в едальне. Один энтузиаст у нас нашелся – Лариса. В субботу она часть дня активно трудилась, умудрившись таким образом сыграть на первой игре две роли, и, кажется, даже найти свое призвание. По крайней мере на следующий год обещалась ехать в кабак. Мое немереное уважение, я точно знаю что слишком ленива для этого.
Остаток дня, часов до 9, мы помогали рисовать витражи для храмов. Нас собралось несколько девчонок, часть из которых трудилась накануне до наступления полной темноты и уже едва могла ходить на четвереньках. Мы со свежими силами влились в работу, Алена лично нарисовала весьма и весьма себе симпатичного Шиву. Чето он мне вообще симпатичен, особенно после того как я прочла что он разрушает в том числе и иллюзии. Хе-хе.
С вечерней электричкой прибыла еще толпа народу, все скоренько переоделись и на парад. На параде было классно. Каждый выходил и представлялся, его тут же фотографировали. Мне почему-то представилась потом большая фотка с портретами в кружочках и подписями, как была у нас в школе. Имена были у индусов были заковыристые, я запомнила только несколько – купца Кулеговду, работника Вришу и жену деревенского старосты Аруни. Ну да, конечно, еще и князя Удаяну, негритянку Кальпурнию и трех сестер-феминисток Нури, Гиту и Канди. Остальная часть народа, по-моему, примерно так же, во всяком случае в разговорах называли по должности – староста, травница, отшельник и т.д. Англичан я запомнила менее-более, все ж таки мы с ними жили рядом.
Мы сами представляли довольно занятную компанию. Мисс Эмили, образованная молодая англичанка, ее подруга образованная молодая индуска Ратна, которую тщеславный родитель, будучи живым и богатым, послал получать классическое британское образование. Потом он как-то так пришел к суициду, а ученая девица отправилась на родину, посмотреть на свою страну, припомнить традиции, дабы в дальнейшем стать хорошей женой. О себе она (Уэле) подробно рассказала в своем отчете. В дороге познакомились с молодой ирландкой мисс Кейт, удалившейся от родных берегов и ненужного замужества. Ну и, собственно, я сама. Имя я себе не выбирала, оно само меня как-то прихлопнуло – будет Падма. И все тут. Была бы фамилия, была бы Задол Бала. Была вывезена из родной страны в 9 лет, отдана в услужение семье мисс Эмили, чей батюшка долго жил в Индии. Хозяева оказались славными людьми, мисс Эмили тренировалась на мне в декламации выученного, в связи с чем я набралась некоторых знаний, читать-писать вполне себе могла. А вот в голове был полный сумбур. Совместные молитвы для английской прислуги не смогли задурить голову настолько, чтоб забыть, что у меня были другие боги, но сила веры, мягко говоря, поутихла. Отрицательным моментом было то, что мы загруза не получили, учитывая занятость мастеров, думаю, дело просто в нехватке времени. Так что сами искали себе приключения, основываясь только на вышепридуманном.
Ну вот, собственно, это было предисловие, а сказка будет впереди.
Игра началась, народ пошел общаться-приключаться. Мы подошли к лагерю англичан, послушали профессора-главу экспедиции. Он был весьма многословен, шумен, тщеславен, но при этом несомненно теоретически подкован и тверд в убеждении – Британия и только Британия, а Индия как придаток, никакого самоопределения. Переспорить его было, наверное, невозможно, никто и не пытался всерьез это делать. Наша Ратна произвела на него неизгладимое впечатление, явно, он ее постоянно приводил в пример, «а вот наша европеизированная индианка, тра-та-та». Я порывалась встревать в разговор, но и сама себя, и Ратна меня одергивала, так как мне не положено вести дискуссии в таком обществе.
Некий дикарь в шкурах неожиданно явил нам свои живописные кудри, и вечер прошел в общении с Маугли. Он потом оказался вовсе не Маугли, как, впрочем, и многие англичане оказались не тем, чем выглядели. Вспоминая «Твин Пикс», «совы не то чем они кажутся». В общем, все крутились около дикаря, подносили поесть-попить, Ратна так за него переживала просто по-матерински. Неожиданно некий Гордон Смит обозвал существо гхолой, непонятно как его свыше осенило. Про себя я приудивилась, слово «гхола» меня лично относило только к «Дюне», и там это не означало ничего хорошего.
Тем не менее народ как-то не бурно отреагировал на сам факт «озарения», и дикаря стаскали в деревню, где ранили, потом он умудрился сбежать и явиться в лагерь, где его гуманно (и на мой взгляд как игрока совершенно правильно, а как персонажа – весьма жестоко) заперли в сарае.
Ну и мы отправились в свой домик, где без тревог проспали до 9 утра. А утром выяснилось, что индусы прогневили богов, и храм Тримурти несколько…ммм…погорел. Народ разошелся кто куда, англичане к храмам, а наша компания, за исключением мисс Эмили, отправилась «побродить», как говаривал Мик Данди.
Прогуливаясь у храмового комплекса, мы не заметили как любознательная Ратна куда-то затерялась. Как и положено, мисс Кейт и я принялись вопить благим матом, призывая подругу. Тут-то я в первый раз услышала голос, возвестивший, что искать ее нечего, она в храме смерти и разрушения. С такой новостью естесственно можно было поднять на уши всех, кого встретишь, что я и делала. Начала со старосты деревни, хоть мы и приезжие индуски, все же индуски, и жители деревни нам как родные. Староста был во всех отношениях хорош, и выслушал, и порассказал вместе со своей женой о том, что и голоса людям слышатся, и люди в том месте пропадают, словом, ничего необычного в данном случае нет. Кажется, историю исчезновения подруги я за этот день пересказывала раз пятнадцать, кому – уже не помню, тем более что дальше было интереснее.
А тут она бац – и сама является. И решительно говорит что ничего не помнит, и наших воплей не слышала. Прикиньте, это я значит врунья выхожу в глазах людей, да еще и с глюками-голосами в голове!!! Я этого стерпеть не могла, стала к ней присматриваться.
В деревне началось движение феминисток, мы послушали, покивали, я лично почти убедилась что девушки правы и пора уже женщинам участвовать в принятии судьбоносных решений. Мы заодно прогрузили народ на тему археологов, желающих увести наше достояние в такое место, которое называется Британский музей, индусы его называли «музи», где, послушайте, люди, на наши религиозные святыни будут смотреть чужие люди, да еще и за деньги!! Правда, практического результата, например, уговорить наместника запретить экспедицию, мы не добились, индусов волновало другое – не смогут ли британцы вывезти их землю – самое дорогое для деревни. Услышав, что не смогут, народ поуспокоился, однако кто-то из нас тут же предположил, что бедное британское крестьянство может счесть не зазорным и самому явиться на чужую землю.
Чуть позже я вместе с главой женского движения Канди сходила в храм Тримурти пообщаться со жрицами, и их аргументы, однозначно против нарушения установленного порядка, мне тоже показались весьма убедительными. Словом, наличие изначального сумбура в голове помогало мне практически до конца игры найти себе почву для сомнений и размышлений. И слабости перед лицом этих самых непонятных сучностей.
В наше отсутствие около храмов некто сильно погрыз нескольких людей, то ли оборотень, то ли «человек с душой тигра», как образно кто-то обозвал обжору. Возникла некоторая паника, мы приблизились к развалинам, ибо «стреляли». Викарий погромче многих шумел, дескать, это существо называется оборотень, и даже пристал к нам с Ратной, как это мы в них не верим. Да верим, почему нет, слово «оборотень» нам просто не очень привычно для произношения, Ратне как образованной, вероятно, ближе «ликантроп», а мне, темной, про душу тигра очень приглянулось. При разговоре Ратна упорно пряталась за меня, и чем ей викарий не приглянулся, обычный белый человек…
Вот что значит писать основную часть отчета через месяц после игры, хронология стала утекать из памяти, когда-то там еще экспедиция проникла в храм с малопонятными изображениями, опознанными как египетские, и что-то после этого с англичанами стало твориться. Даже не что-то, а много чего. Но вот пообщаться с ними поближе не удалось, а потому описывать наобум не буду, и даже сама загляну в показания очевидцев.
Это все я веду к тому, что чуть позже Ратна и от них шарахаться стала тоже, не иначе как небольшенькие белые пятнышки на могучем лбе профессора ей показались признаком какой-нибудь болезни, передающейся… путем укуса местных насекомых.
Но до этого я на беду наткнулась на уважаемого человека, брахмана, и недолго думая пересказала ему историю странностей образованной индианки. Нет, какое ей все таки большое индийское спасибо, мало того, что, не сунься она в тот храм, я бы сунулась и огребла, так по ее доброте я была обеспечена темой для бесед с кем угодно, лишилась которой я только со смертью подруги. В свою очередь эта печальная тема мне помогла развлечься почти до финала игры (не, не циник я).
Ну и брахман решил посоветоваться со жрицами Тримурти, что опять повело нас знакомой тропой к храмам, у которых вид профессора поверг Ратну чуть ли не в судороги. Решение провести обряд очищения было кем-то незамедлительно принято, и за подругу мою взялись брахман со жрицею, с чтением священной книги, сопротивлением очищающейся, все как положено. Профессор что-то тоже застрял неподалеку, но мне было не до вопроса, чего он тут забыл. Ибо…
Ибо некий голос настойчиво предложил мне прервать обряд, угрожая подруге смертью или чем-то похуже. Я занервничала, заметалась, закрыть книгу жрицы было не так просто, брахмана отпихнуть тоже, и профессор еще меня отгонять начал, а голос все шептал-шипел. Надо было что-то срочно делать, и посох брахмана, наивно брошенный под сосну, помог мне уважить голос путем оглушения жрицы своих собственных богов.
Недобрый профессор стукнул меня по голове пистолетом, и я улеглась под ту же самую сосну. Посмотреть бы на это со стороны, выражаясь словами Тигры, лежат «три тушки». Естесственно, меня как бессовестную, привели в чувство самой последней, поднявшись с кучи чьих-то перьев, на которых провалялась, бррр, и попросив прощения у жрицы, я поплелась от сосны к сосне с головной болью к себе в лагерь. А в это время обряд очищения Ратны провели на холме отшельника, но я при сем не присутствовала.
Ратне посоветовали принести жертвы богам, и нас в очередной раз понесло к раскопкам. Всех четверых. Мы прождали подругу на опушке довольно долгое время, можно было успеть уже и жертвы принести, и намолиться как следует, и все кирпичи в стенах сосчитать. Ну что ж, пошли искать. Дежа вю, черт бы побрал всех французов. На этот раз нам встретился то ли мальчик, то ли карлик, живший при храме Тримурти то ли на посылках, то ли на какой другой надобности жриц. Жаль, мы заранее не узнали кто он таков, сколько ему годочков и какой силой наделен за труды свои богоугодные. А мальчик нас ласково оглушил и оттащил в храм, самый дальний, куда подруга наша заглядывала, а мы не торопились ознакомиться с достопримечательностью. Ну да, упрекали нас потом, что мы подчинились, но откуда ж знать было на что он способен, да и мне лично пререкаться на игре претит.
Ну что ж, подруга наша была уже там, и лежали мы нонче четырьмя тушками, о чем узнали позднее, когда действующих лиц и желающих посмотреть на шоу в храм сбежалось довольно много, нас же привели в чувство осязаемые укусы Маугли. Тут, наверно, меня первый раз сильно проняло на этой игре, визжала я во весь голос, что делаю краайне редко. Дальше эмиссар бога с труднопроизносимым названием предложил нам позвать этого самого бога, причем бог должен нас был поглотить и через нас явиться в этот мир. Как-то так, примерно. Меня некая сила, шипя-шепча знакомым голосом на ухо, подтолкнула к алтарю с изображением божества, тошнотно-сиреневого, ужасного и мерзкого. От данного изображения я в испуге начала отползать, стремясь быть подальше от всех щупалец и зубиков монстра. Нет, ясно было, что из храма не убежишь, просто ужас как хотелось оказаться где-нибудь на безопасном расстоянии. Тем более что Ратну загрыз гхола за непослушание, а барышень моих тоже заставляли призывать бога, причем они, глядя на меня, собрались отползать к выходу. Пережитое в храме впечатлило сильно, сама себе рада, что за все время пребывания в храме мелькнула всего только одна стебная мысль, это замечательно. Мысль навеял вид служителя Йоксотота: огненный костюм, маска и хлыст. Тут не в тему и подумалось – щас бы посох того брахмана, стукнуть оземь и крикнуть «ТЫ---НЕ---ПРОЙДЕШЬ!!!». Каюсь. Надо быть серьезнее.
Ну в любом случае, игровое настроение на тот момент было, нам нанесли черные метки, обязали служить богу, призывать свеженьких адептов и явиться ночью на собственное поедение. Я робко пробормотала, что у меня есть свои боги, но в этом храме моя слабосильная вера помочь мне не могла. Мы заикаясь проблеяли «Явиссь», имени, впрочем, не назвали. С чем и вышли. И тут же были очищены от зависимости жрицей, ибо толпа народу болталась на площади у раскопок. Вот это на самом деле печально, поиграть в продолжение хотелось, могли бы и к ночи очистить, время у нас было. Персонажи наши к тому же все забыли, и мы пошли… правильно, искать Ратну. Тут некий голос (другой) шепнул мне, что искать не следует, умерла она, дескать, а мне неплохо бы явиться в храм порядка. Эти голоса меня уже изрядно допекли, но сначала я принялась стенать, жаловаться властям, не очень успешно, ибо за время нашего валяния в храме кого-то опять ранили, вроде и сына князя, и майора, и наместника, и еще толпу народу, которая частично валялась по окружающим джунглям, а частично лечилась в храме Тримурти. Пострадав-пострадав, я нашла слушателя в лице старосты, или это он меня нашел с просьбой прочесть некий старый документ на английском языке. Слова были знакомы менее-более, особенно я спотыкалась на слове «пОртал», но как раз оно старосте оказалось понятным, а остальной текст содержал рецепт открытия этого самого «пОртала». Впрочем, после «музи» я уже не удивлялась продвинутости селян в некоторых интеллектуальных вопросах, даже если б они сказали англичанам, что, как писал сэр Чарльз Дарвин, обезьяна – наш общий предок. За мою помощь староста сводил меня к отшельнику, просил избавить от голосов, отшельник выслушал вне очереди и уговорил жрицу дать мне защиту Тримурти.
Жрица (та, которую я приложила посохом), по доброте душевной свела меня в храм и доходчиво объяснила жрице Вишну, что вот этой девушке просто реально не везет с голосами, донимают они ее, сердешную, и нельзя ли ее защитить амулетом каким-нибудь.
Жрица Вишну тоже проявила недюжинную доброту, сказала что мне надо только мудро попросить, и все приложится. Нет, бабка из «Сказки о золотой рыбке» мне тут не вспомнилась, а вспомнились свои сомнения, и я попросила твердой веры в своих богов, а также сил для помощи своему народу. На остальное я вроде не жаловалась. Жрице понравилось, амулет мне был выдан, и я пошла довольная. Голос успел укорить меня за неявку в храм порядка, но я потрясла амулетом, и он отстал. И как-то даже пусто стало, я уж пожалела, что сгоряча попросила амулет, и подумывала как бы его потерять, чтоб еще поприключаться. Но дело близилось к вечеру, и мы пошли в деревню, где назревали какие-то события, которые назрели все же опять на площади у храмов.
Когда индусам явились боги звать на битву со злом, было очень душевно, чувствовалась общность народа, а призыв взять огонь и сталь сподвиг меня прихватить фонарь и стальной совочек для раскопок мисс Эмили. С этим добром я чувствовала себя среди толпы относительно спокойно, а барышни мои вооружились позабытым кем-то пистолетом и держались поодаль, просто на всякий случай.
Дальше в моем отчете будет финишная прямая. Описательного таланту не хватит рассказать о финальной сцене, кто был, тот знает, кто не был – ваша фамилия Мухины, вы в пролете.
Но меня, второй раз за игру, сильно зацепил один конкретный момент. А именно, когда отшельник начал «Если есть у меня какие-нибудь духовные заслуги…». Что он потом сделал, что еще случилось, все это было красиво, было жутко, было сильно. Но у меня озноб прошел именно в этот момент. Почему, не знаю. Вышло так.
Что еще говорить. О положительных моментах, игровых и послеигровых. Номер раз – старосте я успела нахвалить своих мисс, да какие они добрые, да как сочувствуют индусам, и прогрессивный человек предложил им остаться на вновь создаваемой мануфактуре, следить, чтоб коварная часть англичан индусов не обманывала. Так что я успела найти девушкам работу.
Хорош был финальный сбор у костра с объявлением благодарностей и мастерским признанием, откуда росли ноги у игры. Я порадовалась, что не читала главной книги до поездки, иначе б наверняка было не так интересно, пусть даже и понятнее, персонажу бы это понимание только помешало, ибо пришлось бы еще старательно запрятывать знание игрока от разума персонажа. Теперь то я прочла, поумнела.
Ночные посиделки с песнями душу мне греют всегда, и этот раз был одним из лучших. А уж чудная перцовка под утро… просто волшебство… скажите как называется, буду в Питере, прикуплю непременно.
На следующий день собрались, мусор убрали, попрощались и в дорогу. Ехали с разговорами, парень рядом с нами мог сложить серое вещество в кубик рубика и все равно нипочем бы не догадался, что мы обсуждаем. Не добавила просветления и сказка на ночь от мисс Эмили о приключениях Красной шапочки, волка и Леголаса.
А в 7 утра мы в родном Птз, где и поныне ждем фотографий и фильм об игре.
linkReply